ОХОТНИК
телевизор

«Я смотрю телевизор вместе с ребёнком»: почему родители вовлекают детей в цифровую зависимость, и как решить эту проблему

Публичное одиночество

Лариса — мать-одиночка. Вечером она забирает дочь из садика, вместе едут домой, потом она быстро что-то готовит, иногда заваривает кашку, а чаще просто кидает в кипяток пельмени — на большее не бывает сил. До сна ещё остаётся часа три. Можно протянуть ноги у телевизора и забыть на какое-то время о проблемах.

— Я смотрю телевизор вместе с ребёнком, — говорит она, — Я так устаю, что мозг просто выключается. Я даже не могу заставить себя почитать книжку.

Ларису я не придумал, она — моя знакомая. Как и миллионы других родителей по всему миру, она вовлекает своего ребёнка в цифровую зависимость и прививает модель пассивного отдыха, оправдывая это усталостью.

Как пишет Карл Оноре в книге «Без суеты», в среднем англичанка тратит на проверку сообщений в мессенджерах в два раза больше времени, чем на общение с ребёнком. В России обстоят дела не лучше.

Российский экономический университет опубликовал исследования, согласно которым 41% родителей утверждают, что отдают все силы работе, и поэтому на детей просто не остаётся времени. При этом 14% утверждают, что хотели бы общаться со своими детьми ещё меньше (!), а 19% затруднились с ответом.

Доктор психологических наук Марк Сондомирский в интервью «Известиям» сказал:

— В современной семье нередко люди живут в публичном одиночестве. Представители разных поколений сосуществуют под одной крышей, но общаются формально, безэмоционально, не понимая друг друга. Я вспоминаю высказывания моих юных пациентов. Они говорят, что родители относятся к ним, как к домашним животным: заботятся, но только внешне, кормят и одевают. При этом то, что подростки думают и чувствуют, родителей не интересует.

Почему родители, о которых идёт речь, так сильно устают на работе, что не имеют возможности организовать конструктивный досуг с детьми? И как выпутаться из этой жуткой паутины?

Техника ориентирования

Проблема отсутствия эмоционального контакта со своими детьми и вовлечение их в цифровую зависимость, это не проблема нелюбви со стороны родителей. Это проблема их идейной потерянности, отсутствие какого-либо понимания как строить счастье, к чему стремиться и как гармонично организовать бытие.

Люди отдают все силы работе, потому что работа приносит деньги. Но счастье — это не деньги. Деньги являются лишь одной из его составляющих. Отсутствие индивидуальной концепции счастья создаёт проблему жизненной дезориентации, которая порождает напряжение. В попытках избавиться от этого напряжения, человек уходит ещё больше в работу и формирует замкнутый круг.

В итоге жизнь разменивается на деньги, а деньги размениваются на мелочи. Есть бег в беличьем колесе, но нет движения вверх по своей лестнице смыслов к пространству мечты.Когда тебе всё равно куда идти, ты пойдёшь туда, куда тебя толкнут. Дезориентированный человек становится потребляемым ресурсом. Система использует его, а он помогает ей подключить к этому процессу ещё и своих детей, передавая им ту же стратегию выживания.

Человек устаёт на работе не потому, что она требует от него сверхусилий. Он устаёт от того нервного напряжения, от той постоянной тревожности, что гложет его изнутри: нет смысла в жизни, есть лишь НЕОБХОДИМОСТЬ зарабатывать и возможность смотреть телевизор. Не работа создаёт стресс, а идейная потерянность.

Тот кто заблудился боится последствий, потому что ощущает, что не контролирует ситуацию. Всё что нужно — это остановиться, понять, куда хочешь прийти, и использовать инструмент ориентирования для движения к цели. Долг родителя — передать ребёнку ценностный ориентир (цель), а так же инструмент ориентирования (мышление) через общее дело (досуг, организованный практикой). Но чтобы сделать это, им надо обзавестись…

Рудияр

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять + восемнадцать =