инклюзивное образование

Инклюзивное образование: как решаются судьбы детей

Этой статьёй я открываю новую рубрику — «Взгляд со стороны», рубрику, посвящённую ВАШИМ письмам. И сегодня свой взгляд со стороны нам представит Екатерина, сотрудник одной из дальневосточных школ. В центре внимания крайне неоднозначная вещь — инклюзивное образование.

Немного о себе

осторожноДобрый день, меня зовут Екатерина, и я хотела бы рассказать всем неравнодушным родителям и будущим родителям о нашей системе образования (касательно школ).

Так сложилось, что на данный момент я работаю в школе. Хочу сразу же оговориться — я не учитель (преподаватель), у меня нет профильного педагогического образования, я работаю в администрации одной из школ нашей необъятной Российской Федерации.

Я окончила школу давно, ребенок у меня еще маленький и в школу не ходит, поэтому системой образования раньше я интересовалась постольку-поскольку и искренне считала, что дела обстоят более или менее как в то время, когда я училась. То, что я увидела, придя на работу в школу, меня мягко сказать, несколько озадачило. Я мысленно подсчитала годы до того, как мой ребенок пойдет в школу и начала интересоваться общеобразовательными организациями, не только с профессиональной точки зрения.

Инклюзивное образование: что за зверь такой?

Итак, Федеральный закон «Об образовании в РФ» принят еще в 2012 году, в нем появилось много «интересных» моментов и сегодня я вам расскажу об «инклюзивном образовании». Расскажу, как работник школы, непосредственно участвующий в грандиозной подготовке к этому «инклюзивному образованию».

В ФЗ «Об образовании в РФ» указано, что «Инклюзивное образование — обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей» (пункт 27 ст. 2 ФЗ «Об образовании в РФ»).

рфЗвучит красиво и справедливо, но что мы имеем на практике? Раньше, когда я училась в школе дети, с ограниченными возможностями учились в специализированных школах, где для них (в идеале, конечно) имелись все средства. Дети, которые были ограничены физическими параметрами (например, инвалиды-колясочники) — в одних школах, а дети умственно отсталые, с задержкой развития и т. д. — в других специализированных школах.

Сейчас все дети будут учиться вместе в одной школе, в одних классах и преподавать им всем будут самые обычные учителя, у которых, как правило, нет никакого образования в сфере дефектологии и т. д. На данный момент в нашей школе почти все работники (и педагоги, и администрация) проходят курсы, где нас учат, что это за «зверь» — инклюзивное образование, и как с ним работать.

Восемь видов детей

В речевой оборот школьных работников введено новое понятие — ОВЗ (ограниченные возможности здоровья). Ради интереса загляните на сайт любой школы, — если эта школа не нарушает закон, то у нее на сайте должна быть представлена информация об обучении детей с ОВЗ.

Сразу же хочу, заметить (нам это талдычили на всех семинарах по 100500 раз), что дети с ОВЗ не обязательно должны быть инвалидами — могут быть, но не обязательно.

Есть 8 видов детей с ОВЗ (все дети, независимо от вида ОВЗ, будут учиться в обычных школах, в том числе и в гимназиях):

1. Неслышащие;

2. Слабослышащие и позднооглохшие;

3. Незрячие;

4. Слабовидящие;

5. Речевые нарушения;

6. Нарушения опорно-двигательного аппарата;

7. Задержка психического развития;

8. Умственная отсталость.

Эту классификацию я взяла из материалов семинаров, которые в нашей школе проводили специалисты, занимающиеся обучением и развитием детей с ОВЗ. Позже я полистала интернет в поисках этой же классификации, и увидела, что есть и другие классификации, где те же самые названия просто поменяли местами или заменили на аналогичные. Например, мне встречалась классификация, где 5 вид – это умственная отсталость.

Я нашла сайт, где была приведена классификация специализированных учреждений для детей с ограниченными возможностями здоровья; виды образовательных учреждений совпали с данным перечнем, и я решила закончить поиски и оставить этот перечень в таком виде. Тем более, что в нашей школе под 7 и 8 видами подразумевается именно те ограниченные возможности здоровья, которые приведены выше. (Детей с другими ОВЗ, у нас в школе просто нет ).

Странное дело: приговор без диагноза

С первыми 6-ю видами все более или менее лично мне понятно. Чтобы эти дети могли учиться в обычной школе, бюджет выделяет школам средства для закупки пандусов, учебных материалов для слабослышащих, слабовидящих, обеспечения дублирования информации шрифтом Брайля, переустройства для нужд детей с ОВЗ санитарных комнат и т. д.

С 7-ым и 8-ым видом все как-то более «интересно» устроено. Когда я училась в школе, для таких детей в нашем городе была специализированная школа, куда они попадали на основании диагноза врачей.

В школе, в которой я работаю сейчас, учится поразительно много ребят, которые относятся к 7-му и 8-му виду. Меня в начале работы это очень сильно удивило, — я иногда общаюсь со школьниками по работе, и я, конечно, не специалист в области заторможенности и отставания в развитии, но меня поразило, что зачастую, дети, которые у нас отнесены к 7-му и 8-му видам ОВЗ в общении — абсолютно адекватные ребята и никак не проявляют признаков заторможенности, отставания и т.д. Некоторые из них рассуждают значительно лучше, например, чем некоторые мои одноклассники-двоечники.

Оказывается, чтобы отнести ребенка к 7-ому и 8-ому видам ОВЗ не нужно никаких диагнозов, необходимо лишь заключение ПМПК.

ПМПК — это такая комиссия, созданная на базе школы, в которую входят учителя, психолог, медицинская сестра, логопед и другие; некоторые специалисты, как у нас в школе, могут быть приглашены из других учреждений. Именно ПМПК и определяет принадлежность ребенка к 7-ому или 8-ому виду.

Судьба слесаря

История, которая произошла не так давно в школе, меня лично удивила и поразила, благодаря ей я начала понимать, откуда у нас столько детей с ОВЗ, а у нас в школе это как раз только 7-ой и 8-ой вид.

Девочка, назовем ее Лена, очень общительная и активная «троечница», получила двойку по математике в четверти. Лена, конечно, начала ходить на дополнительные занятия, но учитель математики посчитала, что Лена не справляется. Учителя поговорили с родителями Лены на предмет обследования Лены ПМПК (пока что это возможно ТОЛЬКО с согласия родителей). Родителям объяснили, что их ребенок так плох по математике, что ей нужно определить адаптированную общеобразовательную программу, — так ей будет значительно легче учиться. Но там, где адаптированная программа, там и 7-ой или 8-ой вид ОВЗ. Родители согласились, не буду описывать всю процедуру (она проходит в несколько этапов, можете почитать об этом в Интернете), Лене определили 7-ой вид. Учиться по математике ей стало легче, теперь ей полагаются «опорные конспекты» на занятиях и экзаменах, которые, по сути своей, представляют из себя «законные» шпаргалки, и все бы хорошо, но есть «но» …

Детей с 7-ым видом не берут в 10 класс. После того, как они закончат 9 классов, они должны идти учиться дальше в лицеи и колледжи. В принципе, если они их закончат, и не пропадет желание учиться, то после они смогут поступить в институт.

Если же ребенку определили 8-ой вид, то дорога даже в обычный техникум, не то что в институт, ему закрыта. Есть перечень учреждений и специальностей, на которые могут поступить такие дети, — например, швея, слесарь. А если ребенок передумал быть швеей всю жизнь, то выбор у него, по сути, небогат, потому как в техникум и институт, я повторяюсь, его не возьмут никогда, даже если он будет заниматься у репетиторов и освоит все программы. Не возьмут, и все.

Другой пример

генийХочу, опять же, заметить, что в нашей школе большинство детей 7-го и 8-го вида — это не умственно отсталые или заторможенные дети. Это дети, с которыми, может быть, надо было дома позаниматься той же математикой — в мое время таких называли «с двойки на тройку», и они все закончили школу, и некоторые поступили в институты, некоторые занимают руководящие должности. Сейчас такое невозможно.

Поймите меня правильно, я не ратую за то, чтобы аттестаты выдавали направо и налево неучам, просто в нашей школе в такую ситуацию попали дети, которыми не занимаются в должной мере родители. Их бы нужно где-то наказать за двойку, где-то похвалить за четверку и пятерку, объяснить им, что нужно поднапрячься, и все.

Есть в нашей школе и другой пример, — мальчик во втором классе не умеет читать и писать. Он явно, мягко говоря, не осваивает программу, но так как его родители принципиально не ведут ребенка на ПМПК, то он сидит и пытается (или не особо пытается) учиться во втором классе по обычной программе.

Ну что, родители, задумались про то, как из вашего ребенка могут «сделать» 7-ой и 8-ой вид ОВЗ? Поедем дальше, разберем ситуацию, когда в ваш класс придет «инклюзивное образование».

Сокращение классов

Как нам объясняли на соответствующих семинарах, если в классе имеется ребенок с ОВЗ, то максимально допустимое число учеников в классе сокращается на 5 человек при 1 ребенке с ОВЗ, на 10 — при 2, и т. д. Например, максимально допустимое количество учеников в классе — 30 человек (я точно не знаю цифры, определяющие максимальное количество учеников для того или иного класса, у нас ими занимается завуч), если среди них окажется ребенок с ОВЗ, то это максимальное значение сократится с 30 до 25. Вроде бы, учителям хорошо — меньше в классе учеников, значит, учитель будет больше уделять внимания каждому из них. А теперь представьте ситуацию, что в классе (а, в идеале, это будет в каждой школе) учатся обычные дети и дети с ОВЗ по разным направлениям: например, один очень плохо видит, другой плохо слышит, а у третьего — отставание в развитии.

Учителям в таком классе нужно будет обучать детей по 4 разным программам. Каждая программа предусматривает свои учебники, задания и т. д. Учитель, вместо того, чтобы за один урок, к примеру, математики, освоить со всем классом занятие по одной программе, осваивает их по четырем разным направлениям. Получается, как в той поговорке — «кто в лес, кто по дрова». Мне лично кажется, что качество образования ВСЕХ детей в классе страдает при таком подходе. В плюсе не останется никто — ни ребенок с ОВЗ, ни ребенок без ОВЗ.

Два лагеря

Я не спорю, что идея, чтобы все учились вместе, может казаться благородной с позиции привития детям толерантного отношения к инвалидам и детям с ОВЗ. Может быть, это можно было бы реализовать, если бы они учились в одной школе, но в разных классах, а встречались, например, на школьных кружках? У меня лично в школе было много друзей из параллельных классов.

Почитав форумы по данной теме, я поняла, что все родители — и родители здоровых детей, и родителей детей с ОВЗ, разбились на два враждующих лагеря: одни «за» инклюзивное образование, другие — «против».

Я пока жду и смотрю, что из этого всего будет. Мне повезло, осталось еще несколько лет первого похода моего ребенка в школу. Потом и мне нужно будет определиться, к какому «лагерю» я себя отношу, и это будет зависеть только от того, что я увижу на практике.

Екатерина

 


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *