чертог

Последний чертог: вечность рядом с нами.

Это происходит с каждым: жизнь даёт нам возможность пройти через ад, чтобы потом, когда всё останется позади, мы могли бы с облегчением вздохнуть: «Наконец-то!» Тогда мы смотрим на мир глазами новорожденного, радуясь тому, что есть. Но пройдёт время, и мы забудем жестокий урок, чтобы снова сражаться, любить, предавать и растить разочарования. Мы называем это «жизнь».

Сны из будущего

Слобода окружена семи холмами, величественными валами, в незапамятные времена вздымавшимися до небес. Я сижу на вершине одного из них, подобно парящему в вышине ворону, созерцая движение мира. Белёсая от инея высоковольтная ЛЭП исчезает в опускающейся сверху пороше. Солнце скрыто дымкой приближающейся бури. Что-то грядёт. Мир пустеет рядом со мной. Я вижу, как из-за края земли надвигается мгла. Она окутывает привычный глазу пейзаж, поглощая небо и мои холмы. Все ушли, а я остался. Остался, потому что нельзя убежать от того, чего нельзя изменить. И разве грядущие перемены, даже если они — сама неизвестность, разве они — зло? Быть может, они несут освобождение?..

закат

Это сон, всего лишь сон. Повторяющийся вновь и вновь. Меняются декорации, меняется время года, остаётся лишь сценарий: Слобода, где я один встречаю кончину старого мира.

Наперегонки со смертью

Знаете, что движет нами по жизни, что является главной нашей мотивацией? Страх. Страх — это двигатель внутреннего сгорания, в котором сгорает наша жизненная энергия. Страх нищеты, боли, смерти, осуждения, унижения, страх быть непонятыми, непринятыми, остаться одинокими, осмеянными, страх быть не такими, как все. Страх не успеть, страх преуспеть, внезапно стать первым, или же остаться последним. Всю свою жизнь мы бежим от страхов, неся их на своих плечах.

Мы бежим потому, что чувствуем: смерть дышит нам в спину. Мы оглядываемся, и каждый раз встречаемся с её ледяным взглядом. Она разрушает то, что мы так старательно строим, убивает то, что мы наполняем своими надеждами, заставляет нас совершать ошибки, которые нельзя исправить. Это бег не к Цели, а по Причине. Причине, что тенью скользит за нами, суля неизбежный финиш самому успешному спринтеру.

Мы бежим, спотыкаясь и падая, чтобы снова встать, и снова запнуться, опять подняться, пока ещё есть силы, а сердце переполняют беспочвенные надежды и тревоги. Но разве стоит бояться удара по носу, если завтра тебе отсекут голову?

 

Последний чертог

Я построил свой храм на границе миров, на самом краю Вселенной, чтобы из окна моего дома был вид на вечность. Этот чертог — паутинка, один край которой зацепился за высохший стебель цивилизации, а второй свободно трепещет в потоках стихии. Когда тишина звёздной ночи разбивается о наст безмолвных полей, я вижу, что страх можно обменять на свободу, но платить за неё придётся одиночеством.

ночной костёр

Сидя в хитросплетении ивовой лозы у каменистого переката, можно наблюдать жизнь со стороны. Река, чей поток несёт чувства из ниоткуда, и уносит в никуда. Они приходят, уходят, приходят вновь, чтоб вновь уйти… Попадая в эту стремнину, начинаешь жить полной жизнью: любить и ненавидеть, предавать и заключать альянсы, идти напролом и интриговать, строить планы и разрушать чужие, переживать о том, что не свершилось и о том, что возможно не свершиться. А когда волной тебя внезапно выбрасывает на берег, ты смотришь туда, откуда только что вышел и видишь: «Всё — это ничего», ибо всё, чем ты жил уже не существует.

Кто-то предпочитает снова нырнуть в эту пучину и плыть дальше, а я построил последний чертог из ивовых прутьев на самом краю реки, имя которой — жизнь. Построил, чтобы встретить ту грозу, что вижу в своих снах. Ту, что уже сверкает за гребнями ближайших холмов.

Рудияр


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *