Почему я предал Россию и стал помогать америкосам | RUDIYR.RU
RUDIYR.RU
рудияр

Почему я предал Россию и стал помогать америкосам

Уникальный эксперимент с моим участием состоялся почти десять лет назад: мы моделировали развал Российского государства.

Социальная психология для настоящих мужчин

Когда-то я был в составе первого коллектива, развивающего в республике хардбол.

Хардбол — военнизированные игры с использованием пневматического оружия, стреляющего свинцовыми и стальными пулями.

Однако просто войнушек мне всегда было мало, поэтому я занялся организацией серьёзных ролевых игр со сложным сюжетом и правилами, максимально сближающими игру с реальностью (чтоб жизнь сказкой не казалась). Так возник особый жанр хардбольных игр — «партизанка». Его девиз: максимум свободы, минимум ограничений!

Боец йошкар-олинской ХК «Сектор» на «партизанке»

В рамках одной из таких игр, длящейся двое суток, я смоделировал ситуацию развала Российского государства. Зная, насколько игрокам свойственно вживаться в свои роли и эмоционально остро переживать всю игровую динамику, мне хотелось понять, насколько сильны патриотические чувства людей и будет ли их достаточно для того, чтобы самоорганизоваться и дать отпор условному противнику?

Скажу сразу: результаты этого эксперимента были шокирующими даже для меня. Участвуя в нём, я получил незабываемый опыт из области социальной психологии и хочу в этой статье им с вами поделиться. Уверен, для многих сделанные мной выводы станут откровением.

Партизанка — 2009

Смерть шпионам

В игре участвовало почти два десятка человек, поделённых изначально на три команды. Однако никто из участников эксперимента не знал ни общего числа участников, ни состав команд, ни даже то, какие команды вообще представлены в игре. Основная масса игроков даже не знала друг друга в лицо. Всё управление игрой осуществлялось непосредственно через меня. Однако, как вы сможете убедиться, довольно скоро игра вышла из-под контроля и стала развиваться в непредсказуемом направлении.

Себе я отвёл роль председателя колхоза, расположившегося на территории брошенной деревни. Среди моих подопечных, помимо рядовых колхозников (не имеющих оружия) был «участковый», в сейфе которого хранился табельный МР-654К.

В 8.00 первого игрового дня, я собрал весь свой колхоз в здании «администрации» и заявил:

Сегодня пришла телеграмма из райцентра. Москва утонула в массовых беспорядках и, по факту, в стране началась гражданская война. Ряд воинских частей поддержали прежнюю власть, ряд — оппозицию. Нам следует ожидать появления в нашем районе беженцев, банд мародёров и отряды воюющих сторон. Прошу сохранять спокойствие и усилить бдительность.

В то утро мне одному было известно, что первыми на территорию нашего колхоза войдут «американские диверсанты» с задачей организации партизанского движения и оказания сопротивления отступающим из центральных областей России разрозненным армейским частям. Естественно, что американских флагов у них на лбах не стояло, и выдавали они себя за беженцев, пострадавших от рук озверевших федералов. Короче, провокация чистой воды.

Однако, я недооценил детективных способностей нашего «участкового»: тот не только сумел первым обнаружить приближение новых игроков, но и умело вошёл с ними в контакт, и в ходе хитро построенного диалога сумел вычислить врага. А потом ещё и, действуя в одиночку, обезвредил двоих шпионов, взяв их в плен. Ну, кто бы сомневался: настоящие герои несут свою службу в дремучих колхозах!

Тут я, как организатор игры, собирался уже расстраиваться: интриги не вышло, врага раскусили… Сейчас де русские колхозники объединяться с русскими военными и добьют коварных америкосов, ещё бегающих по русским лесам. Но не тут-то было. Самое интересное и неожиданное ждало нас впереди.

Хуже фашистов

Я, униженный и оскорблённый, обсмеянный и психически раздавленный, стоял во дворе новой комендатуры, созданной только что подошедшими голодными и злыми «частями Российской армии». Первое, что сделали наши «защитники», войдя на территорию колхоза — это устроили тотальную зачистку всех помещений, при этом обращаясь со своими соотечественниками, как со скотом. Они искали врага, они видели во всём угрозу, и они никому не доверяли.

И их можно понять: о каком доверии можно говорить, когда власть в стране отсутствует, и законы стал диктовать человек с ружьём?

Занимаясь тем, что принято называть «превышением служебных полномочий», федералы дали нам ясно понять: в условиях военного времени с «мирным населением» церемониться никто не будет. Их даже не остановил тот факт, что в плане снабжения они полностью зависели от нас. Согласно условиям игры на территории колхоза действовал ряд точек, поддержание активности которых обеспечивало игроков едой и питьевой водой (по условиям игры еда и боеприпасы были строго ограничены и представляли собой наиважнейшие ресурсы).

По-сути, самой грамотной стратегией была и самая очевидная стратегия: колхозникам и военным нужно было действовать сообща. Первые могли поддерживать производство, вторые — обеспечивать безопасность. Ибо, в конце концов, общий враг был и рыскал в соседнем лесу. Но, вопреки здравому смыслу и популярному мнению (общая беда сближает) к согласию мы прийти не смогли, и главной причиной этого стало откровенно антинародное поведение федералов, которые, пользуясь преимуществом в виде оружия, интуитивно (безусловно, пытаясь защитить свои интересы) заняли роль господ.

Я, как ответственное лицо, всячески пытался вразумить распалившихся солдат: братья и сёстры, что ж вы делаете, вы же сёстры и братья! Но меня самого в кандалах привезли в «комендатуру» и допрашивали, как врага народа, пытаясь установить мою причастность к деятельности американских диверсантов. А затем случилось непоправимое.

дымовая шашка

Слава Дядюшке Сэму!

Недовольные обращением колхозники начали саботировать выход на работу, а ряд наиболее уязвлённых вообще предпочли уйти в лес. Не для того, чтобы объединиться с «америкосами», а чтобы сохранить личную свободу. Но «федералы» восприняли этот шаг как предательство и стали опасаться развязывания партизанской войны. На ночь они непредусмотрительно оставили без охраны продовольственный склад, который был, конечно, разграблен оголодавшими диверсантами. Местные тут были не при чём, но вся мощь карательных действий, один чёрт, свалилась на их головы.

Когда в селе началась очередная зачистка, я тоже предпочёл сбежать в лес, не без оснований предполагая, что с председателя и спросят за всё. Укрывшись в придорожных кустах я наблюдал, как озверевшие «федералы» выгоняли босиком на ноябрьский снег колхозников из их тёплых избушек. Перед глазами у меня стояли кадры из фильмов о ВОВ.

Тогда я понял, что у нас есть только один шанс выжить: мы должны объединиться с «американскими солдатами» и дать как следует просраться этим уродам!

Родина — там, где попа в тепле

Всё именно так и произошло. Объединённые силы из «местных колхозников» и «американских диверсантов» нанесли сокрушительный удар по позициям «федералов».

Тогда я никак не мог осмыслить произошедшее. Как так получилось, что «америкосы», провалив свою миссию в самом начале игры, в конце выполнили свою задачу на 100%, при чём не благодаря своим стараниям, а благодаря помощи условного противника?

Должен заметить, что по эмоциональному накалу это была одна из самых сильнейших игр, в которых я участвовал. Ребята, действительно, настолько вжились в роли, что едва не передрались на полигоне. И, к моему великому сожалению, я увидел, что личная неприязнь, личные амбиции, обиды и зависть — всё это практически всегда оказывается сильнее патриотизма, альтруистических установок и даже стратегического злравомыслия. Уж так устроен человек: мы руководствуемся в своём поведении эмоциями, а не голосом разума. Ведь и я сам, в конце концов, предпочёл «американский режим» (фактически, предательство «родины»), посчитав, что нельзя быть патриотом, переступив при этом через чувство собственного достоинства.

А ты, читатель, как думаешь? Стоит ли держаться своего берега, если это связано с необходимостью сносить унижения? Стоит ли хранить верность родине, которая приготовила для тебя лишь одну роль — роль раба? И как бы ты поступил на месте тех несчастных колхозников, оказавшихся меж двух огней?

Рудияр

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 − двенадцать =