конфликт

КОНФЛИКТ с точки зрения этологии.

Есть веские основания считать внутривидовую
агрессию наиболее серьезной опасностью,
какая грозит человечеству в современных условиях
культурноисторического и технического развития.
Конрад Лоренц

Вооружённый человек — воистину «обезьяна с гранатой». Наверное, прав был старик Лоренц, предположивший, что когда-нибудь мы уничтожим себя сами. Ведь, научившись мастерить гранаты, мы не перестали быть обезьянами. Нами по прежнему руководят инстинкты, а они не знают логики. Сомневаетесь? Проявите внимание по отношению к себе и к людям. Если Ваши действия и могут показаться Вам логичными, то вряд ли это Вы сможете сказать о других. Иррациональные поступки нам свойственны в той же мере, что и другим животным.

Всё дело в том, что сознание человека относительно молодо, и, не смотря на имеющееся право приоритета, оно редко им пользуется. Нашим поведением управляет бессознательное силой инстинктов, а сфера эмоций его корректирует. Вся эта схема совсем не нуждается в осознавании. Надёжная автоматика. Однако эта автоматика построена не на законах логики, а на силе ассоциативных связей. Помните Павлова с его замученными собаками? Какая может быть связь между лампочкой и желудком, кроме ассоциативной?

Беда в том, что ассоциации появляются спонтанно, их никто специально не готовит. В итоге наше поведение программирует его величество случай. Его неуловимая длань чувствуется везде: и в наследственности, и во влиянии и среды. Отсюда наши инстинкты — ни плохи, ни хороши, а просто такие, какие есть. И именно они, эти слепые программы, диктуют нам своё «хочу» и «не хочу». Мы руководствуемся ими, написанными однажды колесом нашей эволюции, не взирая на то, что они так часто приводят нас в тупик. Однако нам проще бросаться на стены, чем изменить себя.

Любой конфликт с точки зрения этологии — это конфликт инстинктов. Здравый смысл подсказывает, что конфликт не выгоден ни одной из сторон, но его голос бывает придушен мощью нахлынувших желаний и эмоций. Мы начинаем предъявлять требования противоборствующей стороне, желая, чтобы она пошла на уступки, изменив своей природе. Сами же этого делать не собираемся. Ещё бы, ведь наши действия нам кажутся вполне оправданными, чего мы не можем сказать об оппоненте. Со стороны же всякий конфликт напоминает прямолинейное бодание четвероногих, где каждый верен своей природе и требует перемен от противника.

Конфликт — естественный результат стихийной организации эволюционного процесса, когда несовершенные программы поведения приводят нас к пересечению интересов. Мы можем стремиться повысить свои шансы на успех в силовом противостоянии, отращивая рога потяжелее, но можем и попытаться управлять ситуацией. Управлять оппонентом через силу его инстинкта. Так же как тореадор управляет быком. Правда для этого нам нужно изменить привычным шаблонам мышления.

Не выдвигать требования, а создавать условия — вот девиз охотника, сумевшего преодолеть свой страх и гнев, и в итоге победившем зверя.



Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *